fenix_fly (fenix_fly) wrote,
fenix_fly
fenix_fly

Category:
К нам приехал - к нам приехал) Ревизор Айболит БГ.
И по этому поводу я наконец откопала и выложу тут интервью (скорей беседу) с ним 20 лет назад, аккурат в прошлое знаменательное его прибытие в наши пенаты в ноябре 1991. БГ был небрит и весь с дороги, Зеленоград пришелся ему, кажется, по пути из каких-то древнерусских городов, весей и монастырей, где он давал концерты и держался корней - насколько я понимаю, сразу после Лондона и Штатов, после буйных проектов с Курёхиным типа "Двух капитанов-2", хотя дотошно хоронологию не знаю.

Не назову и состав музыкантов того концерта - наверняка профессионалы смогут это сделать по видео (оно тоже есть, пытаюсь побороть формат:), а для меня его смысл был и остаётся совершенно в другом. БГ привез нам тогда то, что через недолгое время стало "Русским альбомом", и еще массу чудесного. Но... чтобы понять, нужно вспомнить то время... попытайтесь, кто может. В августе был путч, и всё достаточно бардачно, еще так много советского, бедно, но буйная коммерция прорастает где может и как хочет. Появляется то, что недавно - только контрабандой: диски, постеры, пластинки, видео, и очень много живого в масс-медиа. Это было время, когда, мне кажется, всем очень хотелось верить во многое... в свои силы, как минимум)

Я была в 10м классе и подвизалась в местной прессе, подумывала идти в журналистику, но больше всё-таки для удовольствия. При этом даже не журналистские амбиции меня толкнули на интервью. Я вобще не то чтобы хотела интервью - я хотела на концерт, а на него тупо не было билетов. Организовывал хэппенинг МИЭТ, и осчастливить он собирался только своих, через Профком. Проблема была решена двумя звонками: один редактору - для получения согласия на поход за интервью, второй в Профком - для получения двух билетов. Один мне, другой лучшей подруге. Сварилось это всё дня за 2-3 до концерта, кажется.
А дальше я поняла, что нужны же вопросы... ну, для проформы) Хотя, ясен пень, кто нас к БГ пустит) С вопросами, помню, было туго. Кстати, сейчас не лучше) По большому счету, не было у меня вопросов к человеку, написавшему "В трамвайном депо пятые сутки бал, о...") Или были, но какие-то вовсе не интервьюшные.
А какой у нас с собой был эмм... диктофон... Между прочим, выданный газетой! в чемоданчике))
А какая там в день концерта была публика! За БГ приехал целый табор разнообразных "детей цветов" из всех концов земного шара. В запутанных коридорах в недрах ДК кто-то курил, кто-то братался, фенечек разве что на ручках дверей не было. Так что мы со своим безумным планом были среди всего этого практически самыми здравыми и странными людьми.

Вобщем, получилось так, что цели мы достигли.
И я сразу скажу, что основным глубоким и острым чувством после конца разговора у меня было следующее: НЕ о ТОМ!
А теперь, столько времени спустя в памяти - совершенно вобщем-то спокойной и не фанатской памяти - тот вечер обозначен странным знаком, толковать который словами мне трудно. Проход, прокол между мирами, случайный скачок на другую орбиту, сильное воздействие... Дело не в величии БГ. Возможно, дело в том, что идёт через него. Возможно, с тех пор для меня перестали существовать многие двери и границы.

Дальше привожу текст интервью с комментариями, записанный 5 лет назад по просьбе Влада.
Кстати, оно так и не было опубликовано в СМИ) В газете меня тогда так никто и не спрашивал, чем увенчалась авантюра - ясно чем) А у меня публиковать его не было желания. Слова... Он прав: всё есть в песнях)

БГ: 15 лет назад. Рефлексия дилетанта.

Давным-давно, 15 лет тому назад… на белом свете жили глупые короли храбрые Президенты, прекрасные принцессы демократические преобразования, страшные лесные разбойники уже никому не страшные путчисты, и, конечно, веселые трубадуры. Трубадуры бродили по дорогам, пели песни и устраивали представления, которые народ очень любил.

Как обычно для юности, на это безусловно великое дело мы пошли вдвоем.
У нас был заготовлен список вопросов – вобщем-то довольно стандартных для «интервью со звездой». К тому же, мы не рассчитывали на что-то большее, чем минутное интервью на бегу. И тем более странно мы себя почувствовали, когда расположились в небольшой комнате у уютного стола, никуда не торопившийся БГ придвинул к себе пепельницу и улыбнулся своей чеширской улыбкой.
И все наши вопросы начали пролетать, как фанера над Парижем.

- Что вы думаете о Зеленограде?
- Мы здесь когда-то играли, когда играть еще было нельзя, поэтому с этим городом связаны приятные воспоминания.

- Что собираетесь сегодня исполнять?
- Понятия не имею, потому что это всегда диктуется той обстановкой, которая устанавливается в зале. Потому каждая следующая песня должна быть, по идее, загадкой для нас самих.

- Каковы ваши политические симпатии?
- Ну а как вы думаете, какие у меня политические симпатии? Смотрите: представим себе такую ситуацию – скажем, все ассенизаторы в городе вдруг забастуют. Начнется очень тяжелое положение, жизнь станет невозможной… значит ли это, что ассенизаторов всех надо знать по имени-отчеству, знать их подробные биографии, места, где они родились, вобщем – вокруг них возводить культ? Думаю, что нет. А чем политики отличаются от ассенизаторов? Абсолютно ничем. Их работа – сделать так, чтобы людям нормально жилось. Поэтому Лао Цзы и говорил, что лучший правитель – тот, о котором народ знает только то, что он существует. Нам с этим не везло. У нас всегда правители хотят большего. Ну, вообще говоря, при всех моих симпатиях каких-то чисто человеческих к тому или другому человеку, мне кажется, что, как о людях, я могу о них говорить, а как о политиках – нет, поскольку это не та профессия, о которой можно говорить, и на которую вообще стоит затрачивать какое-то внимание. Чем больше они говорят, тем больше они чувствуют свою власть, и тем больше у них желание эту власть как-то использовать.
- Тогда приходится признать, что все политики у нас не лучшего качества?
- Да, да, безусловно.
- А как вы думаете, были ли когда-нибудь в России политики лучше?
(как-то косноязычно, как «вчера маленькие, но по три, а сегодня…» )
- Да я не помню таких… То есть были милые, были замечательные. Тот же самый Андрей Боголюбский, или Ярослав Мудрый, но и они тоже – только с одной стороны хороши… И все наши были такие.

- Сейчас астрологи предсказывают России расцвет после 2000 года. Как вы смотрите на это?
- Дело в том, что если рассвета не будет, астрологи от этого ничего не потеряют. Их дело – сейчас сказать. А я по этому поводу ничего не думаю. Наша задача – делать то, что мы сейчас можем сделать, а что будет потом – это уж Божья воля, не наше дело.

- Как вы считаете или хотите считать себя в современной музыке?
- Никак не считаю себя. Абсолютно.
Ну, какой вопрос - такой ответ.
- Но к вам многие относятся, как к человеку, стоящему особняком среди современных музыкантов.
- Понимаете, у любого… наверное, у любого человека, который имеет отношение к творчеству, самое идеальное положение, вероятно – быть…абсолютным животным что касается того, что он делает. То есть не допускать ни единой мысли, никогда. Потому что только полное отсутствие мыслей гарантирует чистоту того, что он сделает… Ну скажем, вот простой пример – с любовью. Человек кого-то любит. Когда он просто любит – он просто любит. Как только он начинает считать – кто он по отношению к этой, кто эта по отношению к нему, кто они все по отношению к обществу – все, начинается фальшь. Эта мысль была и у Чехова, и у Лао Цзы, у многих. И вот – максимально очиститься от любой мысли, от любого анализа себя и, желательно, и других тоже. Как говорят, Бог рассудит, а наше дело – делать. Поэтому ничего я не считаю, и к советской музыке никак не отношусь, потому что любое отношение будет надуманным. И что ждет ее в будущем – тоже не знаю, и тоже это меня целиком никак не волнует.

- Кого вы считаете авторитетом в современной музыке?
- Авторитетов в современной музыке нету, а если бы и были, им следовало бы шею свернуть – чтоб не мешали другим людям… Вот меня считают авторитетом. Ко мне приходят мальчики, приносят кассеты, чтоб я слушал. И я все никак не могу понять: почему-то когда я начинал писать песни, у меня, безусловно, были какие-то авторитеты – те, кого я слушал, любил, очень уважал – но прийти к ним со своими песнями мне в голову не приходило, честно говоря, никогда. Ни, там, к Окуджаве припереться, ни к «Санкт-Петербургу» тогдашнему, ни к кому-то еще. Хотя мне было очень лестно, когда меня кто-то замечал, но сам я никогда не пошел бы, потому что… зачем? Мое дело петь для тех, кто вокруг меня, а идти на поклон к каким-то дядям – зачем это нужно? Вдруг они что-нибудь плохое скажут – что же мне, кончать петь, что ли?
Интересно, что сейчас … «ПроСВЕТ»

- А кто на вас оказал большое внимание, когда вы начинали?
- По-моему, все оказывали. Все, что я слушаю, оказывает влияние, так или иначе.
А про это теперь – «Аэростат»!

- Какой бы вы вопрос хотели услышать?
Кризис жанра )
- Понятия не имею! Ведь все, что я хочу сказать, я говорю на сцене. А так я действительно… как зверь дикий.
- А вы вопросы любите?
- Да как сказать… От настроения зависит. Когда потрепаться хочется – да

- Ну, а теперь давайте настоящие вопросы, - произнес БГ.

- Вы верите в свою судьбу?
- А что такое судьба?
- Ну… что что-то свыше уже предопределило весь ваш путь?
- Понимаете, предопределение – это не такая простая вещь, потому что в космосе удивительным образом сочетается предопределение с абсолютной свободой. Но нам, людям, этого не понять, а на самом деле это именно так.
- И мы всегда вольны строить свою судьбу, но, с другой стороны, всегда есть предопределяющая часть?
- Ну, как сказать… Любой шаг, который мы делаем, определяет реакцию на этот шаг о стороны всего космоса…

- А как вы относитесь к Богу, к христианству вообще?
- Как можно к Богу относится? Ну, кроме любви, наверное, другой реакции нет.
- Ну вот, например, одни верят, что Бог – это что-то конкретное, другие – что то что-то вроде силы…
- Наверное, тут каждый человек волен решать, как ему или ей удобнее… А потом, когда правда выяснится, придется платить за ошибки. Поэтому однозначного ответа я дать не могу. В Бога верю, в Христа верю, и православный вобщем-то, а с другой стороны много другого знаю… И все в итоге сводится к одному, но эта точка схождения – за пределами того, что я могу подумать или почувствовать. Это вне пределов моей аналитической достижимости.

- Сколько примерно лет вы уже поете?
- С детства, а научился на гитаре играть в шестьдесят восьмом, говорят.

- Вы все песни пишете на свои стихи, или берете стихи других поэтов?
- А невозможно писать на чужие стихи! Я бы просто не решился.

- Сейчас вы не выпускаете новые альбомы, кассеты. Это принципиально?
- Нет, не принципиально. Просто три года мы занимались разными другими вещами, а сейчас – одна пластинка уже сдана, еще «Аквариума», что по сусекам наскребли – и старые вещи, и новые. И по крайней мере на двойной альбом есть уже новый материал. Так что все будет в скором времени.

- Многие тексты у вас абсурдного содержания, вы не думаете. Что их могут не понять? Или вы стараетесь дать просто то, что сами чувствуете?
- Во-первых, да… Я сам их часто не понимаю и не стремлюсь понимать. Другое дело то, что здесь есть одна странная вещь – можно что-нибудь такое спеть, за что потом придется расплачиваться…
- Не так поймут?
- Нет. Но это всегда так – что-нибудь поешь, а потом это с тобой происходит. Это обязательный закон, это по всему можно установить. Самый простой пример – поэты, они не сопротивляются. Поэтому и у Сашбаша, и у Майка, и у Витьки Цоя, у многих других полно такого, что с ними потом случилось. Это обязательно. Это все, наверное, должны знать, кто поет песни. Как в Евангелии сказано: «От слов своих спасешься, от слов своих осудишься». Все, что происходит с нами в песнях, потом, или одновременно, происходит с нами в жизни. Это русский закон.
- А нельзя петь так, чтобы события грядущие были приятными?
- Скучно!
Поднявшийся перед нами уже практически на идольскую высоту, он иронично улыбнулся. Интервью закончилось.

Когда это интервью было извлечено из небытия, прошла куча времени, полного пассивного наблюдения за «Аквариумом» и его лидером. И вот мысль:
БГ играет роль гуру, вне зависимости от своих желаний или намерений это делать. Вероятно, он просто живет своей жизнью, а все остальные более или менее пристально наблюдают за ним… через толстое стекло аквариума. И ему по-прежнему удается пропускать мимо себя весь свой громадоподобный статус, улыбаясь при этом так, будто слова его несут смысл не ответа на вопрос, а посыла собеседника к самостоятельному поиску ответов на всевозможные вопросы… так хитрые взрослые подначивают детей.
А может, это просто от счастья. «В чем смысл жизни и что такое счастье?» - один из вопросов к БГ, включенных в FAQ на www.aquarium.ru. «Для меня счастье - это переживание свободы от груза своего "Я", непосредственное ощущения бесконечного света и радости. Возможно в самых бытовых ситуациях.» - отвечает БГ. «Наши песни - ваши зеркала. Анализируя песни, вы анализируете устройство своего сознания»

Напоследок: Ни один интервьюер не пострадал при проведении интервью и не стал впоследствии профессиональным журналистом. Однако ощущение просветленности осталось :) Писано из желание отдать ему дань.
Ноябрь 2006

Соучастниками интервью были blue_tiger7 и частично некая безвестная девушка из ДК... *пораздумав* Ну... честно говоря, о последствиях для девушки не могу знать)

Да, и вот тут есть весь нынешний концерт - звуки и всякие слова, для зеленоградцев.
Subscribe

  • АнтиЁлка - 8 января

    С Новым годом и Рождеством, друзья! Мы... в общем, опять за своё :) 8 января 15:00-22:00 в КЦ (ДК) «Зеленоград» Благотворительная АНТИЁЛКА тепло.…

  • (no subject)

    Свежие записи в жж у меня вовсе не свежи, и френдленту я последние пару месяцев совсем не успеваю смотреть, а собственные следы оставляю прежде всего…

  • (no subject)

    Интересная история со стоимостью питания в московских школах и детсадах. Изучаю вот объявленный конкурс на питание по Зеленограду. И вспоминаю свои…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment